Не стану жертвой государственного террора — идите лечитесь у прокурора

Для начала небольшой эпиграф

ОТПОВЕДЬ ВРАЧА

Не бросить ли всё это к чертям собачьим?
Не дежурить ночами, не быть загнанной клячей…
Не брать в руки скальпель, не заходить в палату,
Никого не спасать и не быть виноватым.

Закончить учиться, не читать статей на английском,
Жизнь свою отдавать только близким.
Белый халат сжечь в камине на даче,
А с ним и мечту, и идею впридачу…

Чтоб жертвой не стать государственного террора,
Скажу вам: «Лечитесь у прокурора!»

(с) Твой Врач

Берегите врачей! 

Ни один из вас, и никто из ваших близких не сможет обойтись без нас!

А вы скоро потеряете и врачей, и медицину.

Ну что, Друзья, чего мы дожидаемся? Нового «дела врачей»?

В обществе давно созрел образ врача-бессеребренника, который, как пионер, готов всегда и на всё.
«Вы же клятву Гиппократа давали! Чего теперь стонете! Давай-давай, жалкий докторишка, обслужи ка меня! А я потом поговняюсь, перемою тебе все кости в очереди на приём, буду грозить судом, прокуратурой и следственным комитетом…»

Это же сейчас так модно и тренде — хаять врачей.

А тут ещё и государство очень старается не отставать, усугубляя и без того плачевное положение врачей — самой благородной профессии.

Мало того, что врач, вместо работы с пациентами всё больше и больше вынужден заниматься разного рода бумагомаранием, так ему теперь и пациенты, и государство подкидывает такое «приятное» времяпрепровождение, как различного рода судебные тяжбы и разбирательства.

Врач, находится под постоянным прессингом сразу с 2-х сторон:
1. моральное давление от неуважения и озлобленности со стороны пациентов
2. постоянная угроза разбирательств со стороны различных контролирующих и карательных государственных органов

По неволе он всё больше задумывается над тем, что его самопожертвование, проявляющееся в работе по призванию и из любви к искусству за нищенскую зарплату, подвергается серьёзнейшему испытанию.

Ну ладно, некоторые врачи смиряются с нищетой. Они терпят, потому что профессия не оставляет времени на протест.

Да и забастовки невозможны — как же пациенты, которые останутся без помощи?

Но смириться с тотальным неуважением, пренебрежением, преследованиями — это находится за пределами любого терпения.

Человек самой необходимой и ответственной профессии поставлен в условия, когда он не только не может работать эффективно, но уже и не хочет, потому что не желает быть терпилой и даже просто боится.

Про клятву Гиппократа и материальные блага я поговорю отдельно в других статьях.

А здесь речь о моральном удовлетворении от профессии.

Чего добиваются пациенты своим отношением к врачам?
Трудно сказать, какие мотивы и мысли движут толпой, у которой в тренде тотальная травля врачей.

Но я точно могу сказать, к чему приведёт такой буллинг.

Врачи массово начинают уходить из государственной медицины в частные клиники.

Это решает массу проблем для доктора:
1. гораздо более высокая оплата труда
2. отсутствие перегрузок
3. отсутствие массовой бюрократической фигни
4. пациенты вежливы и учтивы, потому что платят деньги, но при этом могут в любой момент получить отказ в оказании услуг
5. можно всегда отказаться от пациента, если присутствует риск и нет 100% уверенности в эффективности услуг

Последний пункт становится всё более значимым.
В государственной медицине врач не имеет права отказать пациенту ни при каких обстоятельствах, если тот обратился по профилю, да ещё если и экстренно.

И даже, если пациент ведёт себя по-хамски, то врач не имеет права выставить его вон. Хотя и следует…

В частной клинике картина иная.
Сначала полная и даже избыточная, на всякий случай, диагностика, которую тоже делают для того, чтобы «защититься» от необоснованных нападок, если таковые потом появятся.
А потом врач примет решение, возьмётся ли работать с таким пациентом.
И если у него возникнет подозрение, что даже самое правильное лечение не гарантирует полного и быстрого излечения, то или обяжет пациента подписать договор, в котором будет пункт отказа от претензий, или просто откажет пациенту на любом правдоподобном основании.
Например указав, что при таком диагнозе и такой форме клиника не может оказать полного и необходимого спектра услуг.

И пациент «идёт гулять» в государственную медицину, если у него нет средств на лечение в Германии или Израиле.

Как правило нет таких средств. Иначе бы он и не пошёл ни в частную российскую клинику, ни, тем более, в государственную.

Так вот…
Пациент снова приходит в пристанище последней надежды — государственную больницу.
А там те самые врачи, из-за презрения к которым он сунулся в клинику частную.
В государственной больнице остаётся всё меньше классных специалистов, т.к. все лучшие, не вынося убожества государственной медицины и отношения «бесплатных» пациентов, уходят в частные клиники, где имеют лучшие условия, доход, уважение, признание, а так же меньшие нагрузки и ответственность.

Кончится тем, что государственной медицине останутся только стажёры после мединститутов (в лучшем случае, да и те свалят при первом удобном случае) и специалисты с уровнем квалификации санитара — безамбициозные, опущенные, готовые к тому, чтобы находиться на дне общества.

Всё способствует тому, что врачи выделятся в обособленную касту и дистанцируются от основного общества.

Сами врачи с друг другом договорятся по поводу лечения.
Они смогут обслуживать друг друга и членов своих семей на самом высоком уровне. Смогут оплачивать услуги друг друга и получать доступ к лучшим услугам.

А вот основная масса населения, не готовая оплачивать дорогие медицинские услуги, останется без медицины вообще.

А это именно та масса, которая и оказывает на врачей самое большое давление и занимается тотально травлей и хаем.

Вот к чему всё это приведёт.

Все лучшие врачи разбредутся по частным клиникам, оставив государственную медицину без кадров.

Что держало и держит пока ещё врачей в государственной медицине?

1. призвание
2. удовлетворение от результата работы
3. признание и уважение

Если это есть, то многие врачи смиряются даже с нищенскими зарплатами.

Но если нет и этого, то никакая клятва Гиппократа не удержит врача в профессии или на том месте, где он не получает морального удовлетворения от своего труда.

Думайте, больные! Думайте головой, как вы себя ведёте, и что вы делаете.
Ведь ничего не останется без последствий. У всего не свете есть причинно-следственные связи. И лучше, когда последствия прогнозируются заранее, а не оцениваются и анализируются постфактум.

Спрос определяет предложение.
А потому, как грибы, растут всякого рода конторы, которые занимаются «защитой прав пациента», которые учат граждан «как грамотно наклячить врача» на бабки.
Сюда же активно присоединяются и всякого рода следственные органы, которым вообще всё равно кого и как, лишь бы «было дело» и звезда на погон.

Как здесь не вспомнить последние события по делу Элины Сушкевич.

Идёт охота на врачей, идёт охота.
На главврачей и на совсем щенков.
Кричит СК и лают СМИ до рвоты.
Кровь на халатах у врачей-боевиков…(с)

Новое дело врачей-убийц. Детский реаниматолог Элина Сушкевич из Калининграда помещена под домашний арест, ее подозревают в том, что она в ходе оказания реанимационных мероприятий убила недоношенного младенца…

Все началось 6 ноября прошлого года: 27-летняя гражданка Узбекистана Замира Ахмедова поступила в роддом №4, где родила на 24-й неделе беременности — ребенок весил всего 700 граммов.
Чтобы спасти новорожденного, вызвали медиков из «Регионального перинатального центра», в бригаде была реаниматолог Сушкевич.
В тот же день ребенок скончался.

27 июня 2019 года в городе Калининграде задержана врач, замечательный, самоотверженный, преданный своей работе, спасший огромное количество жизней новорожденных детей врач-анестезиолог-реаниматолог, врач-неонатолог Сушкевич Элина Сергеевна.
Ей предъявлены обвинения в части 2 статьи 105 части 2 УК РФ «Убийство малолетнего, заведомо находящегося в беспомощном состоянии».
Ребенок родился в родильном доме №4 Калининградской области на сроке беременности 23 недели и 3 дня, что является границей жизнеспособности (во всем мире вероятность выживания таких незрелых младенцев без тяжелых осложнений составляет не более 5%), и прожил около 5 часов.
В родильной дом была вызвана врач-неонатолог и врач-анестезиолог-реаниматолог Элина Сергеевна Сушкевич в составе реанимационной бригады для транспортировки ребенка в Перинатальный Центр.

В течение 5 часов врачи совместно с Элиной Сушкевич отчаянно пытались спасти ребенку жизнь, стабилизировать состояние, чтобы транспортировка ребенка в перинатальный центр стала возможной.

Однако стабилизировать глубоко недоношенного пациента и транспортировать его в перинатальный центр не удалось, поскольку он был крайне тяжело болен, ребенок умер в стенах родильного дома №4. Ранее СМИ публиковали информацию о том, что ребенок погиб из-за того, что ему не ввели жизненно важный препарат — сурфактант (Куросурф), однако, как выяснилось позднее, эти обвинения были ложными,
ребенок получил всю необходимую помощь, включая сурфактантную терапию. Теперь же врачей обвиняют в предумышленном убийстве…

Неонатолог-реаниматолог Элина Сушкевич
Неонатолог-реаниматолог Элина Сушкевич

О нюансах я здесь писать не стану, т.к. на эту тему полно статей в Сети.
Могу сказать одно. Врач неонатолог-реаниматолог выезжает по экстренному вызову и спасает жизни новорождённых.
Это профессия такая. И в активе сотни спасённых жизней.
Да! Бывает и такое, что спасти ребёнка не удаётся. Тем более 700 граммового.
Уверен, что большинство читателей даже не представляют, как выглядит ребёнок весом в 700 грамм.
Рождается такой ребёнок с неокрепшими и несформированными органами.

Ещё не так давно спасение таких детей было просто невозможно.
И сейчас оно представляет сложности. Каждый случай спасения такого ребёнка — это праздник для врача.
Это пик его самореализации в профессии.
Но не всегда получается. Не всегда врач может спасти пациента, даже несмотря на все героические усилия и максимум самоотдачи.

И вот тут, вместо того, чтобы поблагодарить врача за то, что он самоотверженно сражался за жизнь пациента, сделав всё возможное, родственники не находят ничего лучше, как обругать врача, наорать или обратиться в суд.

Это днище! Это полное днище!

Какой у врача останется мотив для дальнейшей самоотверженной работы, не говоря уже об осадке от такого отношения.

А подающие такие заявления, они вообще отдают себе отчёт в том, что им ещё не раз в жизни придётся обращаться к врачам?

Опомнитесь, пока не поздно!

В моей копилке огромное количество случаев, которые обличают нижайшую культуру пациентов, влекущую за собой осложнения с их здоровьем, ответственность за которые пациенты хотят переложить на врача, который из любви к искусству, из чувства долга, а учитывая нищенские зарплаты, то ещё и из величайшего одолжения к больному, пытается всеми силами помочь и вылечить.
Ведь именно в этом его самореализация и предназначение.

И я ещё расскажу об этом в следующих статьях.

Когда же пациенты не поймут, что врачи в госучреждениях и так работают не за деньги, потому что их зарплаты — это слёзы, а не деньги.

А человек, который работает не за деньги, точно работает по призванию. Ведь любой доктор запросто найдёт работу вне больницы за те же 20000 рублей с гораздо меньшей ответственностью и проблемностью, после которой, он, придя домой, сможет о ней даже и не вспоминать.

Нет. Пациенты даже об этом не догадываются.

Но они поймут это, когда не станет «бесплатных» государственных врачей и государственной медицины.

© Михаил Шилов (malleus maximus)
Врач: ортопед-травматолог, хирург, мануальный терапевт

————————————

P.S.

Пациенты, если у вас есть совесть, то я призываю вас подписать петицию в защиты Элины Сушкевич

Требуем объективного расследования дела врача-неонатолога Элины Сушкевич!

А коллег врачей, я думаю, не нужно призывать. Они сделают это обязательно. Ведь на месте Элины может оказаться любой из нас!